Bear Micky (bear_micky) wrote,
Bear Micky
bear_micky

Categories:

<Рассказ> (8)

Небольшое ПОЯСНЕНИЕ к этому тексту. Версия 2 :)
Начало (1)
Продолжение (2)
Продолжение (3)
Продолжение (4)
Продолжение (5)
Продолжение (6)
Продолжение (7)

...дорога не заняла у меня много времени, и вскоре я был в районе Белорусского вокзала. Еще несколько минут, и я спустился в теплый приветливый зал. Как и в тот раз, в заведении было немноголюдно, посетители - самые обычные, ничем не выделяющиеся из общей толпы горожане. Подойдя к стойке, я заказал кофе, попросив плеснуть туда немного виски, и, дождавшись заказа, обратился к бармену.

– Вы не могли бы мне помочь?..

– Я вас слушаю, – он чуть заметно наклонил голову.

– Я был у вас тут с неделю назад, и... Вернее, мы были, я и дама… – Я как-то замялся, вопрос, который я хотел задать, вдруг показался мне довольно нелепым, хотя я и репетировал его по дороге. - В общем, у вас здесь крутилась одна цыганка. Может быть, помните? В таком безобразном пальто. Не поможете мне ее найти?

Бармен задумчиво посмотрел на меня и отрицательно покачал головой.

– Боюсь, ничем не смогу вам помочь... – медленно и как-то очень уж официально произнес он.

Я отхлебнул кофе, вопросительно взглянул на него в ответ и заговорил, слегка путаясь в словах. Все-таки как-то не привык я заниматься частным сыском, а репетиция по дороге не сильно мне сейчас помогала.

- Вы ее не помните? Может быть, все-таки... Понимаете, мне просто нужно с ней встретиться. То есть... Нет, к вам... – я неловко махнул рукой, пытаясь дать понять, что имею всё кафе в целом, - ...к вам никаких претензий, все в порядке! И она у меня ничего не украла, дело совсем не в этом!.. Мне... – я снова замялся, - ...мне бы действительно с ней поговорить.

- Вы не так поняли. - Голос бармена стал мягче, по крайней мере, в нем появились живые ноты. - Да, она иногда заглядывала сюда, мы ее прогоняли, но... – Он покачал головой. – Дело в том, что ее нашли четыре дня назад, здесь, неподалеку, в соседнем дворе, за мусорными баками. – Он пожал плечами. - Сами ведь знаете, у таких, как она, постоянного жилья нет, а сейчас зима...

Я почувствовал, как от волнения начали потеть ладони. Не глядя, я поставил чашку на стойку, промахнулся мимо блюдца и расплескал немного кофе по столешнице.

– Она... она... Замерзла?..

Как-то уже было понятно, что цыганки в живых нет. Мне просто хотелось, чтобы причина ее гибели была простой, обычной, легко объяснимой. Но хотя бармен говорил довольно спокойно и неторопливо, что-то в его интонациях меня настораживало.

– Да, очевидно... – продолжил он, я облегченно выдохнул, но он еще не закончил. – Скорее всего, замерзла. – Добавил он, покачав головой. – Но понимаете, она пролежала там, наверное, дня два... Ну, так нам сказала милиция, когда заглядывали уточнить что-то... – он как-то запнулся и поморщился. – Сами знаете, сколько опять развелось бродячих собак... В общем, когда ее нашли, у нее не было головы... Так что... – он развел руками. – Ничем не могу Вам уже помочь. Простите, если испортил вам аппетит. Вы расспрашивали, я решил, что Вам это важно.

– Не извиняйтесь, - Отмахнулся я, - Сам напросился... Но... но какой все же ужасный конец... От нее, наверное, вообще мало что осталось?..

– Знаете, не нашли только голову, – Уточнил бармен. – Остальное почти и не тронули, как нам говорили. Собственно, потому и смогли опознать, тело-то осталось целым.

Я уж было совсем взялся за кофе, но после его слов вновь опустил чашку.

– Так выходит... – я запнулся. – Ужасный конец...

Кофе пить уже не хотелось. Да и оставаться тут тоже. Можно было, конечно, еще попробовать разузнать, не было ли у этой несчастной каких-нибудь приятелей, таких же, как она, чтобы порасспрашивать уже их. Но я даже не стал про это заикаться. Почему-то я был уверен, что бармен больше ничего не знает. Если я хотел еще что-то выяснить о цыганке, нужно было или обращаться в милицию, или самому искать на улице ее сотоварищей.

В общем, так и не допив кофе, я расплатился и побыстрее вышел на свежий воздух – внутри помещения мне вдруг стало как-то нехорошо...

Вот так так... Подобного я, честно говоря, ну совсем не ожидал. Во-первых, сам факт, что цыганка мертва. Это было для меня неожиданностью, и хорошего в этом я ничего не видел. Во-вторых... Значит, она замерзла, да?.. И бродячие собаки, да?.. И когда же это бродячие псы утаскивали головы, не тронув всего остального?.. Пусть немного, но мне довелось сталкиваться со случаями нападения стай бродячих собак на людей во времена и первой, и второй заварушек. Собачки, конечно, не брезговали обглодать голову, но с гораздо бОльшим удовольствием объедали всё остальное, оно и понятно, там мяса-то поболе будет. И головы они как-то не утаскивали. Особенно оставив на месте нетронутое тело... В общем, смерть цыганки для меня выглядела весьма и весьма странной.

Неторопливо двигаясь по заснеженному тротуару, я продолжал размышлять об услышанным. На морозном воздухе дышалось уже легче, чем в кафе. Скорее всего и там с воздухом было все в порядке, а дело было во мне самом.

...так, сегодня у нас понедельник... Четыре дня назад ее нашли - выходит, это было в четверг? Получается, так. И еще дня два она там лежала, если опять же верить милиции... Добавляем еще пару дней, и что получаем? А получаем, что она погибла не позже вторника. А в понедельник вечером она нам с Иркой гадала. Выходит... Это что же, выходит, что она погибла на следующий же день?! Получается, так. Если даже не раньше, учитывая морозы, ну и точность расчетов как моих, так и милиции. На следующий день...

Я даже остановился. И потом еще какое-то время стоял, рассеянно провожая взглядом проезжающие мимо автомобили.

...с другой стороны, ну а с какой стати я волнуюсь?.. Какое отношение ко мне или к Ире имеет гибель этой цыганки?.. Подобные ей, как правильно сказал бармен, не имеют своего угла, и зимой они замерзает только так. Это что, для меня новость? Ну и собаки... Да полно в Городе собак! Им тоже что-то потреблять надо... Почему именно на этой цыганке для меня свет-то клином сошелся?.. Да, гадала, и что?! Совпадение. Вот тут точно совпадение. Просто еще одно совпадение. Замерзла она, просто замерзла. Тело изгрызли собаки. Голова... Да укатили куда-то, по весне найдется, мало ли подобных случаев было?.. Вот и нечего волноваться!..

Эдаким аутотренингом на открытом воздухе я занимался с полчаса, не меньше. И свои плоды это принесло – я не бегал, не прыгал, не стремился забиться в первую попавшуюся щель, я мог спокойно передвигаться в вертикальном положении. И даже мог временами вполне себе разумно размышлять. В частности, о том, что, пожалуй, можно уже убираться с мороза в более теплое и приличное место...

...и тем не менее, заходил я в квартиру, переложив пистолет в боковой карман куртки. И сняв его с предохранителя. И сунув руку в карман.

Засады не было. Вообще никого не было. И следов вторжения не было тоже. Ну, по крайней мере, на первый взгляд. Пожав плечами, я фыркнул и прошелся по квартире, разглядывая окна, двери и вещи на предмет изменения их путем... ну, путем внешнего воздействия, как еще сказать?.. Все было в порядке. В том смысле, что я не заметил ничего подозрительного ни на второй, ни на третий взгляд. Возможно, подумал я, до меня еще просто не успели добраться, либо...

Стоп-стоп-стоп, быстренько одернул я себя. Еще пара шагов в эту сторону, и получишь новый приступ паники, мой милый. Так что лучше заткнись. Или подумай о чем-то более насущном. Вот, например, об ужине. А перекусить действительно стоило. Тем более, что после обеда на работе была лишь недопитая чашка кофе, а этого явно было недостаточно для моего подмерзшего организма.

Сунувшись в холодильник, я сразу же обнаружил пакет “долгоиграющего” молока, вполне пригодного для употребления внутрь как по дате, так и по запаху. Но, честно говоря, хотелось чего-то более внушительного. Мои ожидания оправдались – нашлось еще несколько банок консервов, припасенных – как я начал вспоминать – мной же, в целях создания стратегического запаса еды вот для подобных случаев. В том числе мясных, консервов, что было особенно – на мой же взгляд - ценно. Еще немного повздыхав, я все-таки сподобился отварить макароны. А потом с удовольствием бухнул в кастрюлю банку тушенки. Это и составило мой ужин. Оливы пошли на десерт и декорирование, а уж чай я пил под бормотание телевизора.

...сытый и довольный, вкусивший вечерних передач, я взгромоздился на диван, расстелил "салфеточку" и неторопливо взялся за оба своих "ствола" – еще раз перебрал их и почистил. А потом с какого-то перепуга приладил на револьвер глушитель, для чего даже пришлось вставать и копаться в секретере. Полюбовавшись полученной конструкцией, я убрал револьвер обратно в секретер, а вот пистолет - в лучших традициях детективов - сунул под подушку. Покрутив его там то так, то сяк, я все же решил поставить его на предохранитель – опыта в подобных делах у меня не было (в "старые добрые времена" мы просто держали оружие рядом с кроватью на виду), а проснуться от случайного выстрела под подушкой мне, право, не хотелось. Тем более, кто его знает, как во сне я могу его развернуть там, так что...

И уже совсем перед тем, как отойти ко сну, я прошелся по всей квартире, осматривая рамы, запоры и двери. Все было в порядке и выглядело даже надежным.

...около трех ночи – я успел рассмотреть цифры прежде, чем опрокинул будильник, решив, что звенит именно он - раздался телефонный звонок. Допрыгав до телефона, я сначала грохнул трубку на пол, и только потом смог ответить. Звонила Ира. У них, в Иркутске, было, кажется, восемь утра, или около того, учитывая разницу во времени. Звонила она узнать, как у меня дела. Раньше позвонить она забыла, а сейчас пришло время отправляться на работу, и сработала привычка перезванивать мне по утрам, чтобы лишний раз толкнуть в сторону офиса. Успев несколько раз извиниться, она выслушала мой краткий – очень краткий, я имею в виду, без рассказа о судьбе цыганки и моих переживаний по этому поводу - отчет, сопровождавшийся неуемной зевотой, которую я не мог скрыть даже из вежливости. В общем, разговор был невнятен и закончился быстро. В третий раз проверять запоры и калитки я уже не стал и просто лег спать, напоминая себе лишний раз, что не стоит совать руки под подушку без крайней на то надобности...

Хотя остаток ночи прошел спокойно, а утром я сумел не проспать, успел позавтракать, и вообще все выглядело весьма недурственно, тем не менее, настроение у меня было весьма отвратное. Причем весь день. Поначалу я попытался списать это на звонок, поднявший меня среди ночи. Но по здравому размышлению, он был совсем ни при чем. Не надо было долго к себе прислушиваться, чтобы понять - раздражали сегодня меня все и всё: снег, ветер, мороз, сквозняки, редкие прохожие, которые постоянно попадались именно на моем пути, работа, столовая, день, сумерки, вечер... А еще я беспокоился за Иру. Впрочем, так бывало почти всегда, когда она куда-нибудь уезжала хотя бы на несколько дней. Плюс ко всему, в этот раз наложились еще и мои собственные тревоги и эмоции.

...добравшись вечером до дома, первым делом я включил на полную громкость телевизор и пошел умываться. Пока я отогревал руки под горячей водой, диктор вещала что-то о последних событиях в Нуакшоте. Я стал прислушиваться. Мавритания, о существовании которой, как мне казалось, мало кто и задумывался до недавнего времени, в последний год совсем распоясалась – бесконечная череда каких-то полувоенных переворотов, попытки залезть в дела соседей, прихватив заодно и кусок их территории, и это еще далеко не всё, что там происходило. Отдельной и своей чередой шли еще и религиозные распри, заводилами в которых выступали какие-то новоявленные местные пророки и учителя... В общем, теперь чуть ли не каждый день новости из Мавритании попадались во всех мировых новостях.

Вот и сейчас – ударная группа религиозного движения “Месть Нуяту” пыталась захватить армейский склад миротворческих сил ООН, приютившийся на окраине столицы. Заварушка началась еще прошлой ночью, причем выяснить, каким образом "львам истинной веры" удалось проникнуть на охраняемую территорию лагеря "международников", так и не удалось. Я как раз вытирался полотенцем, выйдя из ванной и прислонившись к косяку, когда на экране появился тамошний бравый военный чин в камуфляже и портупее. По его словам, террористы просто появились, практически "из ниоткуда". Не было никаких следов проникновения, все ограждения остались целы, все ворота заперты, ни одна сигнализация не сработала, и только взвывшие в какой-то момент собаки, прикормленные солдатиками из местных, навели военных на мысль, что на территории склада, возможно, не все в порядке. После того, как пара рядовых – снова из местных – посланная справиться, все ли на складах нормально, не вернулась, послали уже команду на джипе. Тут все и завертелось... Как выяснилось позже, у пяти человек, бывших в охране, оказались перегрызены глотки, о чем военный дядька упомянул особо, подчеркивая изощренную жестокость нападавших.

В общем, застать террористов врасплох не получилось. А во время вспыхнувшего боя они, не сумев прорваться к воротам, отошли и закрылись в одном из подвалов, отстреливаясь из всего, что нашлось у них под руками, и, судя по воронкам на заднем плане за спиной у военного, нашлось там много чего. Импровизированная осада длилась больше суток. Сдаться террористы в конце концов отказались, а потом и вовсе подорвали себя гранатами. Вспыхнувший после этого пожар уничтожил вообще все следы...

М-да... Я только пожал плечами. Оптимистичненько, так сказать. Можно даже сказать, обнадеживающе... Вернув полотенце на место, я переключил программу: шли спортивные новости, показывали как раз слалом – лыжник в туче снежной пыли, сшибая какие-то флажки, катился под откос, теряя лыжи, палки... Там еще что-то мелькало, то продолговатое, то круглое, но всматриваться мне не хотелось. Готовясь на всякий случай к худшему, я ткнул в следующую кнопку – голова аллигатора непотребных размеров, проломив мостовую, высунулась наружу из-под асфальта, оказавшийся рядом с его мордой народ с писком и визгом стал вяло шарахаться в стороны. Камера прыгала, видимо, изображая волнение, и то и дело теряла крокодила из вида. Как раз в эти моменты раздавалось сочное чавканье и особо забористые вопли. И еще временами в камеру плевали чем-то красненьким... Я тоже плюнул – но про себя, ментально, так сказать, - выключил телевизор и побрел на кухню разогревать на ужин то, что должно было остаться с прошлого вечера...

Ночью меня снова разбудил телефонный звонок. Но в этот раз я заранее подтащил телефон ближе к кровати, так что бежать никуда не пришлось. Схватив трубку, я покосился на часы – пять утра, однако! Снова, что ли, Ирина?..

– Да! Я вас слушаю!..

Мне не ответили. Но я был уверен, что меня слышат. Знаете, ощущается иногда такой легкий "белёсый" фон, когда понимаешь, что собеседник тебя точно слышит. Вот так было и сейчас - в трубке что-то тихо потрескивало и шуршало. Но мне никто не отвечал.

– Вас не слышно, перезвоните!.. – На всякий случай уточнил я. А потом повесил трубку.

Не люблю таких фокусов. С другой стороны, это действительно могли быть и огрехи связи, и звонивший не обязательно хотел молчать, возможно, это именно я его не слышал? Если так, значит, с шансами мне перезвонят. Скорее всего, прямо сейчас. Если не ошиблись номером. А, может, это была Ира?.. Я подождал еще минут пятнадцать, присев на край кровати и накинув на плечи одеяло. Но больше звонков не было. На этот раз я не стал совершать торжественный обход территории, а сразу завалился спать...

Наступивший день, стоит отдать ему должное, сложился весьма удачно. “Машина” на работе наконец-то сдалась, и мы всем отделом наверстывали упущенное. "Настоящие прогрАммеры" лишь мило улыбались и разводили руками – дескать, они не при чем, ни вчера не были при чем, ни тем более сегодня. Обрадованный сложившейся ситуацией Митяй никому не докучал, был практически молчалив и с головой ухнул в отлаживание своего куска программы. Впрочем, тем же самым занимались все мы.

Ира позвонила мне аккурат перед обедом, в их краях рабочий день давно закончился, и она готовилась к завтрашнему возвращению – прилетать она должна была в ночь с четверга на пятницу. Мое предложение встретить ее снова не нашло поддержки, и все по той же причине, которую она озвучивала не первый год – “я не хочу светить тебя перед нашими тетками”. Я в очередной раз посопел, но не стал – как и обычно – настаивать, это уже стало у нас неким ритуалом: я предлагал, она отказывалась, я пыхтел, но соглашался. В общем, мы договорились созвониться в пятницу, когда она уже точно доберется до дома, тогда же и отметить ее возвращение.

Мои "соглядатаи" не докучали мне и сегодня – ни утром, ни вечером видно их не было. И это успокаивало. Возможно, это действительно были какие-то психи, развлекавшиеся подобным образом, думал я. Вот чего с психов возьмешь? Ничего, в общем. Побродили, побродили, замерзли, да и перестали. Звучало логично, что ни говори. Вот только смерть цыганки совсем не вписывалась в столь благостную картину, которую я пытался для себя нарисовать. И это беспокоило, хотя я и старался себя убедить, что бродяжка никоим образом не связана ни с "брУнетом", ни с "блондином"...

И словно бы в противовес спокойным дням, именно эта ночь выдалась на редкость "веселой". Во-первых, снова телефон. На этот раз было три звонка, первые два с интервалом где-то в час-полтора, и уже глубоко за полночь, – в трубке снова шипело, фырчало и булькало, но никакой человеческой речи я так и не смог услышать. Скажете, всего три? Но мне, знаете ли, и этого хватило...

А в промежутках между звонками, когда я задремывал, снилась мне всякая дрянь... Я не смог запомнить, что именно, но ощущения были премерзкие. Когда раздался последний – третий – телефонный звонок, уже под самое утро, я ему даже был в какой-то степени благодарен. Во-первых, волей неволей, но я перестал рассматривать то, что мне демонстрировали в сне. А во-вторых, уснуть снова было, в общем-то, можно, но смысла в этом уже почти не было - скоро должен был возбудиться будильник. Так что я решил просто подняться и отправиться на работу, сочтя это наиболее рациональным завершением ночи. По крайней мере, опоздание мне сегодня не грозило.

Не смотря на то, что я и спал, не сказать, что мало, однако целый день я зевал – экран монитора и доносившаяся со стороны Митяя музыка тихо и ненавязчиво погружали меня в благостный сон. Не помогал даже кофе. Даже растворимый, не смотря на всю отвратность своего вкуса. Отсидев еще кое-как час после обеда, я не выдержал, пошел к Димке и нудно запросил пощады.

Глядя в мои честные и красные глаза, он скептически покачал головой, но все же отпустил меня на все четыре стороны. Пообещав расцеловать его при первом же удобном случае, я, все еще зевая, быстро собрался и покинул стены родной конторы. И что бы вы думали? Как назло, едва я вышел на улицу, сон сняло как рукой. То ли мороз так благоприятно повлиял на меня, то ли отсутствие работы, но уже в двадцати метрах от проходной я “был бодр и свеж, как молодой редис”. Не помогло и метро. Внутри я еще временами пытался задремывать, но стоило выйти на поверхность... По крайней мере, я смылся с работы, решил я, а это уже не так и плохо.

Придя домой, я ни с того ни с сего решил заняться уборкой. Такие приступы чистоплотности у меня бывали и раньше, но зима обычно не способствовала подобному. Подивившись сам себе, я выкинул накопившиеся за пару месяцев какие-то совершенно левые и непонятные газеты, собрал в одно место несколько журналов, и наконец-то расставил по местам книги и диски. Сырая тряпка и пылесос завершили эту вспышку активности.

Уже сидя в кресле и потягивая горячий чай, я с удовлетворением рассматривал свое жилище – оно снова приобрело относительно человеческий вид.

А еще через полчаса ко мне заглянул сосед по площадке, принеся одолженные месяц назад диски с “Ветром пустыни”. Мы посидели на кухне, испили чаю – грех было не попробовать вишневое варенье, что он принес с собой, его матушка изумительно варила всякие подобные вкусности, и мне нередко перепадало от ее щедрот. Между делом он вспомнил о давешних новостях из Мавритании. Оказалось, что из его родного геологоразведочного института туда пару недель назад послали не то какую-то экспедицию, не то изыскателей – запомнить подобные тонкости мне редко когда удавалось - и как раз в район побережья, тамошняя власть вознамерилась не то подлатать старые причалы, не то заложить новые, и часть денег даже уплатила вперед, и нехилую такую часть. Но зато теперь все институтское начальство стояло как на своих ушах, так и на ушах всех, до кого смогло добраться, и спешно пыталось и сохранить деньги, и вытащить всех сотрудников обратно. Я мог только посочувствовать. Колька и сам вздыхал, сетуя, что с самого начала эта работа казалась многим чреватой, но поскольку деньги сулили немалые, желающих было хоть отбавляй. Он и сам был не против смотаться туда подзаработать, но не сложилось. Теперь уже, правда, было видно, что и хорошо, что сие у него не склалось...

Так за разговорами время тянулось незаметно, и разошлись мы только в одиннадцатом часу. Я не был против разделять его компанию и дальше, но он сам сослался на то, что утром вставать в несусветную рань, и надо бы отоспаться.

У меня же сна не было ни в одном глазу. Закрыв за Колькой дверь, я вернулся в комнату, полистал какой-то журнал и подумал, а почему бы мне не освежить в памяти похождения бравого космического капера Луция Лициния Антипатра, капитана неуничтожимого “Ветра пустыни”? Не зря же я, в самом деле, ждал месяц, когда мне вернут все серии!..

И каково же было мое удивление, когда открыв коробку, я обнаружил внутри совершенно незнакомые мне зеленоватые диски, да еще и надписанные от руки. Ткнув верхний из них в проигрыватель – интересно, что этот раззява мне приволок? - я включил воспроизведение. Вместо знакомых мне титров, на экране сразу же появились две голые тетки и принялись самым откровенным образом соблазнять маленького затюканного зеленого человечка с большими грустными глазами. Нет, от этого всего тоже несло определенного рода фантастикой, но до “космической оперы” явно было далековато.

Косясь на экран, я дотянулся до телефона и перезвонил Кольке. Разумеется, этот разгильдяй и тайный развратник перепутал диски, что случалось с ним уже не в первый раз. Он долго со смехом извинялся и пообещал тут же все исправить. Я пошел открывать ему дверь, благо квартиры наши были стена к стене, и ждать его было недолго.

Приоткрыв дверь, я вдруг услышал неясный шум, доносившийся из коридора. Для появления Кольки было все же рановато, особенно зная его манеру все распихивать по разным углам - так что он не мог бы при всем своем желании мгновенно разыскать мои диски, и, соответственно, появиться перед моей дверью.

Я осторожно выглянул в коридор.

На матовом стекле двери, ведущей на площадку этажа, я увидел тень человека. Судя по звукам, человек возился с замком...

Продолжение будет
Tags: Рассказ с продолжением
Subscribe

  • <Рассказ> (11)

    ...и немного мыслей вслух. Смею заверить, это именно вслух, и именно мысли. Вслух. Не манипуляция, не пляска, не попытка собрать комментарии. Просто…

  • <Рассказ> (10)

    ПОЯСНЕНИЕ к этому тексту. Версия 4 Начало (1) Продолжение (2) Продолжение (3) Продолжение (4) Продолжение (5) Продолжение (6) Продолжение (7)…

  • <Рассказ> (9)

    ПОЯСНЕНИЕ к этому тексту. Версия 4 Начало (1) Продолжение (2) Продолжение (3) Продолжение (4) Продолжение (5) Продолжение (6) Продолжение (7)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments